ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава

– Пожалуй, я на данный момент же к нему и пойду. Но до этого можно вас кое о чем спросить?

– Очевидно.

– Что принудило вас так охотно помогать мне – совсем чужому человеку?

Паола обидно улыбнулась. Заместо ответа она закатала левый рукав собственного обеспеченного платьица, обнажив бледноватую, роскошную руку. На ней чернели длинноватые ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава шрамы, тянувшиеся накрест. Эцио все сообразил: в свое время эту утонченную даму пытали.

– Мне тоже знакомо предательство, – произнесла Паола.

И Эцио сообразил, что повстречал схожую душу.

От дома удовольствий сестры Анетты до оживленной улочки, где находилась мастерская Леонардо, было неподалеку. Но путь Эцио лежал через просторную, запруженную народом Пьяцца ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава дель Дуомо (либо Соборную площадь). Оказавшись там, он по достоинству оценил уроки Паолы: Эцио лицезрели и в то же время не замечали. С момента экзекуции отца и братьев прошло целых 10 дней. Наверняка, Альберти решил, что юный Аудиторе давным-давно покинул Флоренцию, но Эцио не собирался испытывать судьбу. Предатель, видимо, тоже ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, о чем свидетельствовало скопление гвардейцев на площади и вокруг нее. Тут же наверное толкались и осведомители гонфалоньера, переодетые простолюдинами. Эцио шел опустив голову; в особенности когда проходил меж собором и баптистерием, в более многолюдном месте площади. Он миновал колокольню Джотто, возвышавшуюся над городом без малого полторы сотки ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава лет, и красноватую громадину купола собора (творение величавого Брунеллески), даже не подняв головы. Зато восхищенные путники (судя по речи – французы и испанцы) вовсю глазели на это волшебство архитектуры. В сердечко Эцио шевельнулась гордость за собственный город. Вот только его ли это сейчас город?..

Отогнав сумрачные мысли, юноша стремительно прошел остаток площади ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава и свернул на подходящую улицу, к мастерской Леонардо. Ему произнесли, что живописец дома и находится на заднем дворе. Войдя в мастерскую, Эцио увидел, что хаоса в ней приметно прибавилось с момента его последнего посещения, – так, к примеру, с потолка сейчас свисало еще больше странноватое древесное сооружение, схожее ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава на скелет огромной летучей мыши. К одному из мольбертов был прикреплен большой лист пергамента со сложным узором из узелков; в уголке было что-то написано неразборчивым почерком Леонардо. Аньоло и 2-ой ассистент художника – Инноченто – пробовали навести в мастерской некоторое подобие порядка, нумеруя предметы и записывая их в каталог.

– Вы проходите, – произнес Аньоло ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, указывая подходящую дверь. – Маэстро не будет возражать.

Эцио застал Леонардо за любознательным занятием. Во Флоренции всюду можно было приобрести певчих птиц в клеточках. Горожане вешали эти клеточки для себя на окна, наслаждаясь трелями, а когда птички погибали, здесь же брали для себя новых. Вокруг Леонардо стояло более ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава дюжины таких клеток. Выбрав одну, живописец открывал плетеную дверцу, поднимал клеточку на вытянутых руках и смотрел, как сидевшая там коноплянка, неуверенно потолкавшись около открытой дверцы, выпархивала на свободу. Леонардо провожал ее взором и нагибался за последующей клеточкой. Не успев открыть ее, он увидел Эцио.

Тепло улыбнувшись, Леонардо поторопился к ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава неожиданному гостю и прочно его обнял. Ухмылка была недолгой. Живописец, конечно, знал о случившемся.

– Эцио, друг мой! Уж вот не ждал узреть вас тут после всего, что выпало на вашу долю. Но я рад, очень рад вашему приходу. Поскучайте еще пару минут. Это не займет у меня много времени ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава.

Одну за другой Леонардо открывал дверцы клеток, выпуская на волю дроздов, снегирей, жаворонков и соловьев, которые стоили намного дороже других птиц. Каждого выпущенного пленного он провожал внимательным взором.

– Чем это вы занимаетесь? – спросил ошеломленный Эцио.

– Всякая жизнь драгоценна, – бесхитростно ответил Леонардо. – Мне нестерпимо сознавать, что из-за сладкозвучных голосов ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава люди отымают свободу у наших пернатых братьев.

– Это единственная причина, заставляющая вас выпускать птиц?

Леонардо улыбнулся, но прямого ответа на поставленный вопрос не отдал.

– Я отказался и от мяса. Почему злосчастные животные должны дохнуть только оттого, что нам нравится их вкус?

– Но тогда разорятся фермеры, выращивающие скот.

– Они ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава могли бы растить пшеницу.

– Многие сочли бы это кислым занятием. К тому же появились бы избытки зерна и неминуемое затоваривание.

– Я всегда забываю, что вы – finanziatore[45]. И вприбавок забываю об обязательствах доброжелательного владельца. Начал болтать о собственном и даже не спросил о цели вашего визита. Что привело вас ко ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава мне?

– Леонардо, мне нужна ваша помощь.

– В чем?

– Мне от отца… кое-что досталось в наследие. Но, как досадно бы это не звучало, в неисправном состоянии. Я бы желал, чтоб вы починили эту вещь, если вам несложно.

Глаза Леонардо вспыхнули.

– Естественно. Пройдемте сюда, в мой кабинет. В мастерской работать решительно нереально ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава. У этих мальчиков не запираются рты. Время от времени я удивляюсь: и для чего только я их нанял!

Эцио улыбнулся. Он начинал догадываться об настоящей причине и в то же время ощущал, что первой любовью Леонардо была и всегда будет работа.

– Прошу сюда.

Комнатка, именуемая Леонардо кабинетом, была еще ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава захламленнее, чем мастерская. Книжки, предметы и листы, испещренные неразборчивыми каракулями, громоздились всюду. Эцио казалось, что владелец кабинета был должен бы смотреться под стать обстановке. Но, как и в прошедший раз, костюмчик Леонардо был идеален, как и запах, исходивший от него. Живописец принялся разгребать место чертежного стола, складывая книжки в ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава стопки и выстраивая горки из листов.

– Простите, что заставляю вас ожидать. Но сейчас у нас есть оазис среди этой пустыни! Демонстрируйте ваше наследие. Либо, может, вы желаете испить вина для начала?

– Нет, благодарю.

– Что ж, тогда демонстрируйте! – с нескрываемым нетерпением попросил Леонардо.

Эцио осторожно выложил лезвие, наруч ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава и механизм, закрученый им в лист узкого пергамента, взятый в сундуке. Леонардо здесь же попробовал соединить все части механизма в единое целое, но у него ничего не вышло. На лице художника промелькнуло отчаяние.

– Как досадно бы это не звучало, Эцио, – вздохнул он. – Этот механизм стар, очень стар. Но принцип его ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава деяния и сам план превосходят даже наше время. Умопомрачительно! – Леонардо поднял голову. – Ничего подобного я еще не лицезрел. Говорю это не столько с восхищением, сколько с сожалением. Боюсь, без чертежей изготовителей этого механизма я навряд ли смогу вам посодействовать.

Леонардо взял пергамент, намереваясь опять завернуть в него принесенные части ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, но, всмотревшись в знаки, начертанные на нем, отрадно воскрикнул:

– Постойте-ка!

Он разгладил пергамент, прищурился, потом потянулся к полке, где лежали древние книжки и манускрипты. Вытащив две книжки, Леонардо перенес их на стол и принялся листать.

– Что вы делаете? – спросил Эцио, начинавший терять терпение.

– Любопытно… Очень любопытно… – бурчал Леонардо. – Похоже ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, что вкупе с этим устройством вы принесли страничку из Кодекса.

– Из чего? – не сообразил Эцио.

– Страничку из древней книжки. Рукописной, так как печатать книжки тогда еще не умели. Поверьте мне, этой страничке не одна сотка лет. Может, у вас есть и другие странички?

– Нет.

– Жалко. Нельзя вырывать странички из книжек ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава. В особенности из таких. – Леонардо задумался. – Если только все вкупе…

– Что?

– Так, мысли вслух… Но содержание этой странички зашифровано. Вобщем, если мое предположение правильно… судя по рисункам…

Эцио ожидал последующих разъяснений, но Леонардо будто бы опустился в собственный мир, забыв о госте. Юному человеку не оставалось ничего ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава другого, как ожидать. А да Винчи снимал с полок и доставал из-под развалов еще какие-то книжки и свитки, что-то сверял, перепроверял и делал пометки. Писал он левой рукою, зеркально переворачивая буковкы. «Значит, я не единственный, кому приходится жить, повсевременно оглядываясь», – помыслил Эцио.

Наверняка, если б церковь ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава пронюхала, чем синьор да Винчи занимается в мастерской, новый друг Аудиторе не избежал бы допроса у инквизиторов.

В конце концов Леонардо поднял голову.

– Замечательно, – пробормотал живописец и повторил уже громче, чтоб разбудить задремавшего было Эцио: – Замечательно! Если переместить буковкы, а потом избрать каждую третью…

Он принялся за работу, пододвинув ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава к для себя наруч, лезвие и механизм. Нагнувшись, Леонардо выдвинул из-под стола ящик с инструментами, разыскал тиски, приладил их и опять запамятовал о присутствии Эцио, с головой уйдя в работу. Прошел час, 2-ой… Эцио безмятежно спал, убаюканный тихими поскрипываниями и постукиваниями инструментов мастера. И в конце концов…

– Эцио! Просыпайтесь!

– Что ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава?

– Смотрите!

Леонардо указал на стол. Кинжальное лезвие сейчас было соединено со странноватым механизмом, а тот, в свою очередь, прикреплен к наручу. Древная вещь смотрелась так, как будто Леонардо только-только сам ее сделал, но поверхность не поблескивала.

– Я собрался сделать ее матовой, – объяснил Леонардо. – Как римские доспехи ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава. Блестящие предметы отражают солнце и поэтому способны выдать собственного владельца.

Эцио взял незнакомое орудие, повертел в руках, удивляясь его легкости. Лезвие из крепкого металла было отлично сбалансировано. Ничего подобного юному человеку еще не приходилось созидать. Перед ним был пружинный кинжал, который просто было упрятать в рукаве. Довольно только согнуть руку, и ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава лезвие бесшумно выскользнет из наруча, готовое полоснуть по чужому горлу либо проткнуть чужое сердечко.

– А я считал вас дружелюбным человеком, – произнес Эцио, вспомнив отпущенных птиц.

– Идеи захватывают, – без тени ухмылки ответил ему Леонардо. – Какими бы они ни были. – Он наклонился к ящику с инструментами, достал молоток и стамеску. – Так ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, если не ошибаюсь, вы правша? Тогда будьте разлюбезны положить ваш безымянный палец правой руки на эту доску.

– Что вы замыслили?

– Прошу прощения, но по другому вы не можете воспользоваться клинком. Это просит от собственного обладателя неких жертв.

– Каких еще жертв? – насторожился Эцио.

– Клинок устроен таким макаром, что ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава безымянный палец обладателя оказывается помехой. Его требуется отсечь.

Эцио оторопел. Перед его мысленным взглядом встали последующие рисунки: дружественное размещение Альберти к его папе, искусно разыгрываемое гонфалоньером; лживые заверения Альберти после ареста отца, намедни суда; трибунал, казнь; его собственное положение правонарушителя, на которого объявлена охота…

– Я готов, – произнес Эцио и стиснул зубы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава.

– Пожалуй, я лучше воспользуюсь топориком. Рана будет аккуратнее. – Топорик лежал у Леонардо в ящике стола. – Укладывайте палец… così[46].

Эцио собрал все свое мужество в кулак. Леонардо поднял топорик. Аудиторе закрыл глаза. Лезвие просвистело в воздухе и с шумом вонзилось в дерево. Боли Эцио не ощутил. Неуж ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава-то, когда отсекают пальцы, совершенно не больно?

Он открыл глаза. Топорик застыл в доске рядом с его пальцем.

– Грязный подонок! – Эцио был потрясен и взбешен беспощадной, глупой шуточкой.

Леонардо поднял руки в примирительном жесте:

– Успокойтесь, друг мой! Это была всего только шуточка. Беспощадная, согласен. Но я не мог удержаться ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава. Желал проверить вашу решимость. Но я вас не околпачил. В прошедшем сокрытые клинки вправду добивались от собственных хозяев схожей жертвы – что-то вроде ритуала посвящения. Я смог кое-что поменять в механизме, и поэтому вам незачем расставаться с безымянным пальцем. Посмотрите! Лезвие выскальзывает на неопасном расстоянии от ваших пальцев. Еще я ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава добавил откидной эфес. При выдвинутом лезвии он не будет излишним. Главное, помните: когда выталкиваете лезвие, держите пальцы веером – тогда ваш безымянный ему не помешает. Но я бы порекомендовал вам надевать перчатки. Лезвие у этой древней штуки очень острое.

Эцио был очень изумлен, чтоб длительно сердиться на Леонардо. И ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава конечно, он был очень признателен этому изумительному человеку.

– Разуму непостижимо, – повторял Аудиторе, то выдвигая, то убирая лезвие клинка.

Скоро он мог делать это с закрытыми очами.

– Неописуемо!

– Согласен, – схватил Леонардо. – Вы убеждены, что у вас больше нет ни одной странички?

– Там, где я брал эту, других не было.

– Если вдруг они ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава вам кое-где попадутся, пожалуйста, принесите их мне.

– Даю вам добросовестное слово. А сколько я должен за?..

– Нисколечко. Я имел наслаждение познакомиться с необычным механизмом. Потому никаких…

Их разговор был прерван звучным стуком в дверь мастерской. Леонардо поспешно покинул собственный кабинет.

– Именованием флорентийской гвардии приказываю: отворяйте! – послышалось снаружи ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава.

– На данный момент открою! – кликнул Леонардо и прошептал Эцио: – Не выходите из кабинета.

Он открыл дверь и встал в просвете, загораживая вход в мастерскую.

– Это вы будете Леонардо да Винчи? – звучно и грубо спросил стражник, очевидно привыкший вламываться в чужие дома.

– Что вам угодно? – поинтересовался Леонардо, выступая ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава вперед и поневоле вынуждая незваного гостя отойти.

– Я уполномочен задать вам несколько вопросов, – объявил стражник.

Леонардо успел выйти из мастерской и обогнуть стражника. Тому не оставалось ничего другого, не считая как опять попятиться и встать спиной к просвету.

– В чем дело?

– Согласно доносу, вы не так давно якшались с заклятым противником ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава нашего городка.

– Кто, я? Якшался? Какая нелепость!

– Когда вы в последний раз виделись либо гласили с Эцио Аудиторе?

– С кем?

– Нечего здесь кривляться передо мной, как будто портовая шлюха! – отбросив вежливость, заорал рассерженный стражник. – Мы знаем: ты водил знакомство с той семьей. А мама этого щенка брала ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава твою мазню. Может, для тебя освежить память?

Древком алебарды стражник стукнул Леонардо в животик. Застонав от боли, живописец скрючился и свалился.

– Ну что, сейчас разговорчивее станешь? – Стражник пнул его томным сапогом. – Вытерпеть не могу живописцев. Все вы охочи до мальчишечьих задов.

Пока продолжалась эта мерзкая сцена, Эцио смог неслышно подобраться ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава к двери и встать у стражника за спиной. Улица была пуста – хорошая возможность испытать новейшую игрушку. Юноша поднял руку. Лезвие клинка неслышно выскользнуло из паза. Вспомнив наставления Леонардо, Эцио растопырил пальцы и стукнул стражника в шейку. Заточенное лезвие было пугающе острым – яремную вену оно перерезало без мельчайших усилий. Стражник погиб ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава ранее, чем его тело свалилось в уличную пыль.

Эцио посодействовал Леонардо встать.

Удивленный живописец пробормотал слова благодарности.

– Я не желал его убивать, но… сами осознаете…

– Время от времени жизнь не оставляет нам выбора. Вобщем, мне пора бы привыкнуть, – вздохнул да Винчи.

– Вы о чем?

– Меня допрашивали по ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава делу Сальтарелли.

Эцио вспомнил, как около месяца вспять юного натурщика Якопо Сальтарелли анонимно обвинили в мужеложстве, а Леонардо и еще троих – в сводничестве. Дело развалилось за отсутствием доказательств, но репутация самого натурщика и четырех его «покровителей» оказалась запятнанной.

– Я сам не порицаю мужеложства. Кажется, немцы именуют таких людей Florenzer ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава[47]. – Живописец обидно поглядел на труп стражника. – И все же эта страсть тут считается противозаконной, – сухо продолжал он. – За это штрафуют. А когда городом правят такие, как Альберти…

– Что нам делать с трупом?

– Будем считать его… жертвой злосчастного варианта, – ответил Леонардо. – Помогите втащить его в дом, пока никто не лицезреет ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава. Пусть полежит вкупе с другими.

– Злосчастного варианта? – растерянно переспросил Эцио. – С какими другими?

– У меня есть глубочайший погреб. Там достаточно холодно. Трупы выдерживают неделю. Мне временами привозят из поликлиники… бесхозные трупы. Очевидно, в неофициальном порядке. Я вскрываю их и изучаю внутренности. В научных целях. – (Эцио с нескрываемым любопытством поглядел ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава на друга.) – Я ведь вам гласил: мне охото осознать устройство всего.

Они втащили убитого стражника в мастерскую, где Аньоло и Инноченто взяли труп из их рук и поволокли по узенькой каменной лесенке в погреб.

– А вдруг начальство его хватится и отправит других стражников выяснить, почему он не возвратился?

Леонардо пожал ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава плечами:

– Я скажу, что ко мне никто не приходил. – Он подмигнул. – И позже, Эцио, у меня в городке есть очень влиятельные друзья.

– Завидую вашей убежденности, – хмуро откликнулся юноша.

– Только я вас попрошу нигде не упоминать о случившемся.

– Естественно, я буду молчать. Спасибо вам, Леонардо. Вы мне очень посодействовали ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава.

– Мне было очень любопытно повозиться с этой штуковиной. И не забудьте… – В очах художника вспыхнул голодный огонек. – Если вы когда-нибудь отыщите другие странички Кодекса, пожалуйста, принесите их мне. Вдруг и там окажутся какие-нибудь изумительные чертежи!

– Обещаю!

Эцио ворачивался к дому Паолы в приподнятом настроении, что не мешало ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава ему сохранять внимательность.

Лицезрев его, дама облегченно вздохнула:

– Я задумывалась, вы вернетесь ранее.

– Леонардо любит побеседовать.

– Надеюсь, он не ограничился одними дискуссиями?

– Нет, естественно. Смотрите!

Эцио показал Паоле действие укрытого клинка, церемонно взмахнув рукою. На его лице игралась мальчишеская ухмылка.

– Впечатляет, – лаконически ответила дама.

– Еще как! – восхищенно схватил юный Аудиторе. – Необходимо только ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава малость поупражняться, чтоб ненароком не оттяпать для себя пальцы.

Лицо Паолы вновь сделалось суровым.

– Что я могу сказать вам, Эцио? Вы основательно подготовились. Я передала вам полезные способности. Леонардо починил ваше диковинное орудие. – Она вздохнула. – Сейчас у вас все есть нужное для воплощения загаданного.

– Да. – Ухмылка сползла ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава с лица юного человека. – Вот только как мне подобраться к этому мессеру Альберти?

Паола задумалась.

– Кстати, барон Лоренцо возвратился. Он раздосадован самоуправством Альберти, и сначала казнями. Но не в его власти открыто обвинить гонфалоньера. Так что на помощь Медичи надежды никчемно… Есть другая возможность. Завтра вечерком маэстро Верроккьо будет демонстрировать ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава одну из собственных последних работ. Местом выставки он выбрал двор монастыря Санта-Кроче. Там соберется вся флорентийская знать, включая Альберти. Вам бы тоже не мешало… посмотреть на шедевр Верроккьо.

Эцио вызнал, что архитектор покажет бронзовую скульптуру Давида – библейского героя, с которым отождествляла себя Флоренция. Ей противостояли сходу два Голиафа ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава: на юге – Рим, а на севере – скупые до чужих земель французские повелители. Скульптуру заказало семейство Медичи для палаццо Веккьо, куда ее собирались перенести сходу после выставки. Свою работу маэстро Верроккьо начал три либо четыре года вспять. Прогуливались слухи, что голову Давида он скопировал с головы собственного тогдашнего ученика ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава – некоего Леонардо да Винчи. Флорентийская знать с нетерпением ожидала открытия выставки, обсуждая, во что нарядиться для торжества. Но у юного Аудиторе были заботы поважнее нарядов.

– Похлопочите о моей мамы и сестре, пока меня не будет, – попросил он Паолу.

– Позабочусь как о собственных родственниках.

– Если со мной что-то случится…

– Веруйте ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава в себя, и с вами ничего не случится.

На последующий денек Эцио пришел к базилике Санта-Кроче заранее. Утром он усиленно готовился, упражняясь со сокрытым клинком, пока не достигнул удовлетворяющих его результатов. Перед очами мерцали сцены экзекуции отца и братьев, а в ушах звенел ожесточенный, неумолимый глас Альберти, произносящий слова ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава приговора.

Подойдя к месту выставки, Эцио увидел впереди 2-ух человек, окруженных маленьким отрядом телохранителей. На мундирах этих двоих были нашиты эмблемы: 5 бардовых шаров на желтоватом фоне – герб рода Медичи. Идущие о кое-чем спорили. Эцио приблизился, чтоб расслышать их разговор. Оба тормознули перед портиком церкви. Юноша растворился в мгле ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава и застыл. Разговор велся вполголоса и, похоже, был неприятен обоим. Одним из споривших был Уберто Альберти, другим – худощавый мужик лет 30, на волевом лице которого выделялся большой нос. Его плащ и шапочка были красноватого цвета. Поверх плаща он набросил серебристо-зеленую мантию. Барон Лоренцо – Il Magnifico[48], как называли его ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава сподвижники. Этот неофициальный титул заставлял морщиться семейство Пацци и их приверженцев.

– Вы не сможете упрекать меня в содеянном, – гласил Альберти. – Я действовал на основании приобретенных сведений и неоспоримых доказательств. Я управлялся законом и не выходил за границы собственных возможностей!

– Нет, гонфалоньер, вы конкретно что вышли за границы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава собственных возможностей. Вы пользовались тем, что меня не было во Флоренции. Вы допустили самоуправство, и я более чем недоволен вами.

– Да кто вы таковой, чтоб гласить о границах? Вы захватили власть над Флоренцией, сделались флорентийским герцогом, не получив на то официального согласия Синьории и вообщем кого бы то ни ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава было!

– Ничего подобного!

Альберти насмешливо рассмеялся:

– Ну естественно! Я и не ждал услышать от вас что-либо другое! Вы – сама невинность! Очень комфортная позиция. В Карреджо вы окружили себя людьми, большая часть из которых числятся небезопасными вольнодумцами: Фичино, Мирандола и этот пресмыкатель Полициано! Нам представилась возможность проверить, далековато ли простирается ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава ваше воздействие. Итак вот, оказалось, что в реальности его… нет. Мне и моим союзникам это послужило ценным уроком.

– Да. Вашим союзникам. Семейству Пацци. Признайтесь, ради их все и затевалось?

– Советую выбирать выражения, ваша светлость, – произнес Альберти, отрываясь от разглядывания собственных ногтей. – Это может привлечь ненужное внимание.

Но в его ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава тоне звучала неуверенность.

– По-моему, это вам нужно выбирать выражения, гонфалоньер. Передайте этот совет и вашим сторонникам. Считайте мои слова дружественным предостережением.

Сказав это, Лоренцо совместно с телохранителями скрылся в дверцах церкви. Альберти поплелся следом. Эцио показалось, что гонфалоньер осыпает себя проклятиями.

Часть дворовой колоннады была украшена золотой ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава парчой, в какой ярко отражались сотки свеч. В центре, около фонтана, был воздвигнут помост, где посиживало несколько музыкантов. На другом помосте стояла умопомрачительно прекрасная бронзовая скульптура высотой в половину людского роста. Колоннада и отбрасываемые ею тени помогали Эцио оставаться неприметным. Когда он вошел, Лоренцо как раз высказывал свое восхищение ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава создателю работы. Тут же находился и таинственный человек, которого Эцио лицезрел рядом с Альберти в денек экзекуции собственных отца и братьев. На данный момент он был в плаще с глубочайшим капюшоном.

Сам Альберти стоял поодаль, окруженный экзальтированными сторонниками из числа местной знати. Улавливая клочки дискуссий, Эцио сообразил: они все поздравляли гонфалоньера ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава с избавлением городка от таковой небезопасной заразы, как семейство Аудиторе. Юноша привык считать, что у его отца было огромное количество друзей. Но он никогда не задумывался, что у покойного Джованни в городке было столько противников. Многие таились, выжидали и осмелились выступить против отца, только когда Лоренцо – его главный союзник ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава – уехал из Флоренции. Эцио улыбнулся, услышав, как одна авторитетная дама выразила надежду, что барон оценил рвение Альберти. Слова наверное больно ранили гонфалоньера. Но позже Аудиторе услышал кое-что посерьезнее.

– У их же был и 3-ий отпрыск. Эцио, кажется? – спросил некий аристократ. – Ему удалось скрыться?

Альберти выжал ухмылку:

– Этот ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава юнец не представляет для нас никакой опасности. Слабенькие ручонки и еще больше слабенькая голова. Еще до конца сегодняшней недели его схватят и казнят.

Его приспешники хвалебно засмеялись.

– А куда сейчас вы направите свои стопы, Уберто? – спросил другой аристократ. – Наверняка, станете председателем Синьории?

– Это как Богу будет угодно, – развел руками ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава Альберти. – Мое единственное рвение – служить Флоренции преданно и правильно.

– Что бы вы ни избрали, знайте: мы вас поддержим.

– Рад, нескончаемо рад это слышать. Поживем – увидим, как говорится, – сдержанно улыбнулся Альберти. – А на данный момент, друзья мои, предлагаю запамятовать о политике и насладиться красотой этой замечательной скульптуры, щедро подаренной нашему городку ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава великодушным Медичи.

Эцио подождал, пока спутники Альберти не уйдут к помосту со скульптурой Давида. Гонфалоньер остался на месте. Взяв бокал вина, он стоял, разглядывая собравшихся. Ублажение в очах Альберти то и дело сменялось настороженностью. Аудиторе осознавал: вот она, давно ожидаемая возможность отомстить. Внимание всех на данный момент было приковано ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава к статуе. Верроккьо, запинаясь, произносил речь.

– Представляю, как вы давились словами, вознося эту последнюю хвалу, – прошипел Эцио. – Но уж такая ваша природа – быть неискренним до конца.

Альберти в страхе выпучил глаза, узнав говорившего по голосу.

– Ты!

– Да, гонфалоньер. Это я, Эцио. Я пришел отомстить за убийство моего отца, считавшего вас ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава своим другом, и моих братьев, которые не сделали вам ничего отвратительного.

Альберти услышал негромкий железный лязг, потом увидел лезвие клинка, нацеленное ему в гортань.

– Прощайте, гонфалоньер, – холодно произнес Эцио.

– Погоди! – выдохнул Альберти. – В моем положении ты бы сделал то же самое. Ты бы защищал тех, кого ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава любишь. Прости меня, Эцио. У меня не было выбора.

Мольбы Альберти были для Эцио пустым звуком. Он пододвинулся поближе. У гонфалоньера был выбор. Предатель мог с честью выйти из затеянной игры, но не возжелал разочаровывать свору Пацци и других собственных союзников.

– А вам не кажется, что я на данный ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава момент делаю то же самое – защищаю тех, кого люблю? Если б вы достали до моей мамы и сестры, вы бы не пощадили и их. Вам хотелось извести под корень все семейство Аудиторе. Отвечайте, куда вы упрятали документы, которые я вам принес по требованию отца? Либо сожгли, опасаясь, что в один ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава прекрасный момент потаенное станет очевидным? Хотя бы перед гибелью скажите правду.

– Для тебя их не достать. Я повсевременно ношу их при для себя!

Альберти попробовал оттолкнуть Эцио и поднять тревогу, но юноша стремительно вонзил лезвие ему в гортань, перерезав яремную вену. Даже не захрипев, гонфалоньер упал на колени. Его руки ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава подсознательно потянулись к ране в безуспешной попытке приостановить кровь, которая потоком лилась на землю. Чуть Альберти свалился, юный Аудиторе склонился и срезал с его пояса бумажник. В последние мгновения жизни гонфалоньер произнес правду: отцовские документы вправду находились при нем.

Во внутреннем дворе стало тихо. Верроккьо замолк на ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава полуслове. Гости недоуменно крутили головой, пытаясь осознать, что вышло. Эцио выпрямился и поглядел на массу.

– Да! Вам не почудилось! – кликнул им юноша. – Вы видите свершившееся возмездие! Семейство Аудиторе не уничтожено. Я, Эцио Аудиторе, перед вами!

Чуть он замолчал, раздался пронизывающий дамский вопль:

– Assassino![49]

Всех собравшихся окутала паника. Телохранители Лоренцо стремительно окружили собственного ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава государя и оголили клинки. Другие гости заметались по двору. Кто-то удирал, другие, кто посмелее, делали вид, как будто они пробуют задержать Эцио, но приблизиться к нему не отваживался никто. Аудиторе увидел, как человек в плаще с капюшоном стремительно скользнул в тень. Верроккьо заслонил грудью собственный шедевр. Дамы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава визжали, мужчины орали. Городские стражники, показавшиеся во дворе, растерянно озирались, не зная, за кем гнаться. Вся эта путаница была Эцио лишь на руку. Он взобрался на крышу колоннады и по ней перешел в другой внутренний двор, открытые ворота которого выходили на площадь перед церковью. Там уже собралась масса зевак ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, привлеченная шумом и кликами, которые все еще доносились изнутри.

– Что там происходит? – спросил кто-то.

– Торжество справедливости, – ответил Эцио и поторопился к дому Паолы.

По пути, обнаружив тихий уголок, он тормознул и проверил содержимое бумажника Альберти. Там лежали все документы, которые Эцио принес ему той ужасной ночкой. Кроме ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава их, юноша нашел письмо, написанное рукою гонфалоньера. Рассчитывая выяснить что-то принципиальное себе, он сломал печать и развернул лист. Письмо было адресовано Альберти собственной супруге. В процессе чтения Эцио начал осознавать, что конкретно толкнуло гонфалоньера на предательство.

Любовь моя!

Я доверяю эти мысли бумаге, надеясь, что когда-нибудь ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава наберусь мужества и открою их для тебя. В какой-то момент ты узнаешь, что я кинул Джованни Аудиторе, обвинил его в гос измене и приговорил к погибели. Историки грядущего увидят в этом политическую интригу и алчные интересы. Но ты должна осознать, что совсем не судьба вынудила меня так поступить ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, а ужас.

Когда Медичи лишили нашу семью всего, чем мы обладали, я ужаснулся. За тебя. За нашего отпрыска. За будущее. На что может рассчитывать в этом мире человек, не имеющий достаточных средств? Что все-таки касается других, они предложили мне за пособничество средства, землю и титул.

Вот так я пошел на ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава предательство собственного близкого друга. Каким бы страшным ни был этот поступок, мне он тогда показался нужным.

И даже на данный момент, оглядываясь вспять, я не вижу другого выхода…

Эцио аккуратненько сложил письмо и упрятал вкупе с остальными бумагами. Он решил, что опять запечатает послание покойного Альберти и проследит ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 5 глава, чтоб оно было доставлено по месту предназначения. Аудиторе твердо решил никогда не становиться на путь подлости и предательства.

– Изготовлено, – кратко произнес он Паоле.

– Я очень рада созидать вас живым и невредимым, – ответила она, резко обняв Эцио.


assortiment-i-klassifikaciya-produkcii-obshestvennogo-pitaniya.html
assortiment-i-ocenka-kachestva-shokolada-i-shokoladnih-izdelij-sovetskogo-i-importnogo-proizvodstva.html
assortiment-i-trebovaniya-k-kachestvu-rastitelnogo-masla.html